Publication
Мастер Дайто Рю Айкидзюдзютсу Ёшида Котаро (1883-1966), ученик Такэда Сокаку, учитель Масутацу Ояма
13 5 2017
Мастер Дайто Рю Айкидзюдзютсу Ёшида Котаро (1883-1966), ученик Такэда Сокаку, учитель Масутацу Ояма

На стене тренировочного зала на первом этаже здания штаб-квартиры Кёкушин кайкан можно видеть свидетельство (мэндзё мо-куроку) о прохождении Оямой Масутатсу курса самозащиты тростью и зонтиком в додзё мастера Дайто-рю айки дзю-дзютсу Ёшида Котаро (прим.: ученик Такэда Сокаку). Оно так и называется – «Список приемов самозащиты тростью и зонтиком по системе Ёшида» («Ёшида-шики сутэкки парасору гошин-дзюцу мокуроку»).

Некоторые приемы, из перечисленных в этом свидетельстве, поклонники Кёкушинкай могли видеть на страницах книги Оямы Масутатсу «Хидэн Кёкушин каратэ» («Секреты каратэ Кёкушин»), в англоязычной версии – «This is Karate» («Это каратэ»). Там же в разделе «Иппон-кумитэ» имеются фотографии Оямы, запечатлевшие его во время исполнения бросков и болевых приемов, характерных для школ традиции айки-кэй будо.

Это доказывает, что Ояма учился у мастера Ёшиды не только приемам боя тростью и зонтиком, но и вообще технике Дайто-рю айки дзю-дзютсу.

Кем же он был – этот мастер Ёшида?
Каков был его путь в боевых искусствах?

В настоящее время о Ёшиде известно не очень много – слишком мало материалов, касающихся его деятельности, сохранилось до наших дней.
Неясно даже, живы ли сейчас какие-то его родственники, а из всех «многочисленных учеников», о которых упоминает Ояма, широко известен лишь один – наставник Кондо Катсуюки, директор додзё школы Дайто-рю Шимбукан в Коива на окраине токийского района Эдогава.

Мастер Кондо стал учеником Ёшиды в 1963 г., когда тот уже был в старческом возрасте, и провел близ него три года. Затем наставник Ёшида представил его тогдашнему патриарху Дайто-рю, ныне покойному Такэда Токимунэ.

Токимунэ был сыном великого мастера Такэда Сокаку, который, как считается, впервые познакомил широкую публику с секретным боевым искусством клана Такэда.

Такэда Токимунэ был наследником Такэда Сокаку, следующим сокэ дайри - «полномочный патриарх» – и возглавил штаб-квартиру фамильной школы, находящуюся на Хоккайдо.

«Я стал учеником наставника Ёшиды после того, как учитель переехал в Намэгава (г. Хитатэ) префектуры Ибараги. В то время у него была парализована левая сторона тела. Я же в ту пору был студентом университета и ездил в Намэгаву из Токио на выходные.
Я помню, что, когда я вписывал свое имя и ставил свою печать в «Эймэйроку» (букв. «Записи имен героев» – так в Дайто-рю называется тетрадь, в которую заносится информация о новых учениках и присвоении степеней мастерства), то увидел немного выше имя сэнсэя Оямы», – рассказывал Катсуюки Кондо.

В то время Ояма уже был известен всей Японии как «убийца быков», так что нет ничего странного в том, что Кондо сразу обратил внимание на его имя. К сожалению, Кондо мало что помнит об учителе Ёшида, поскольку в то время его интересовали только приемы и ничего более.

«Сейчас, когда я об этом думаю, мне становится очень жаль, что я не интересовался личностью наставника», – говорил он.

Согласно имеющимся в распоряжении историков немногочисленным документам, Ёшида Котаро родился в 1883 г. Служил в сухопутных войсках, но недолго, и дослужился лишь до чина подпоручика, потом поселился в г. Китами на острове Хоккайдо, где одно время заведовал частной библиотекой и газетным издательством.

В 1915 г. он познакомился с мастером Такэда Сокаку и стал его учеником (прим.: Котаро Ёшида был также знаком с Морихэя Уэсиба, он познакомил Морихэя с Такэда Сокаку).

«Когда я заглянул в тетрадь благодарственных записей, хранившуюся у сокэ (патриарха) Такэда Токимунэ, то обнаружил расписку о получении в 1926 г. Сэнсэем Ёшида жалованья в качестве кёдзю дайри – «полномочного инструктора» – от сэнсэя Такэда Сокаку.

Таким образом, я узнал, что уже в тот период учитель Ёшида обладал высокой степенью кёдзю дайри», - рассказывал Кондо. В послевоенный период Ёшида Котаро некоторое время преподавал айки дзю-дзютсу школы Дайто-рю в токийском районе Тоёшима. Видимо, именно в это время к нему и пришел Ояма Масутатсу.

«Поскольку я еще ранее у себя на родине освоил основы школы Дайто-рю у наставника Хосоно Цунэдзиро, то с определенного момента сэнсэй Ёшида начал учить меня наряду с техникой боя без оружия приемам боя боевым железным веером (тэссэн) и железной дубинкой, дзиттэ и другим разделам боя с оружием. По-видимому, сэнсэю больше всего нравилась техника боя с оружием.

Такая техника изначально существовала в Дайто-рю, например, Такэда Сокаку преподавал своим ученикам приемы каса-дори – защиты от противника, когда одна рука защищающегося занята зонтиком, но, видимо, сэнсэй Ёшида многое добавил и от себя.

Я думаю, что эти, добавленные им приемы, он и зафиксировал в списке, содержащемся в лицензии, врученной им мастеру Ояма», - говорил Кондо Катсуюки.

В тот период, когда к мастеру Ёшида пришел Кондо, он уже не мог по-настоящему преподавать из-за паралича левой половины тела. Поэтому настоящего додзё у него не было, и с Кондо он большей частью занимался прямо у себя в комнате.

Иногда Ёшида с помощью Томабэти Ёшими, ученика из додзё Хосоно, выбирался во двор дома и там показывал на нем приемы. «Чтобы сэнсэй смог встать с подушки для сидения, я должен был подавать ему руку, но когда он схватывал меня своей единственной дееспособной правой рукой, я даже пошевелиться не мог, хотя вес у меня уже тогда был весьма солидный», – рассказывает Кондо.

Если вспомнить, что речь идет о парализованном восьмидесятилетнем калеке, можно вообразить себе, каким было его мастерство в годы расцвета.

Сам Ояма Масутатсу на страницах «This is Karate» дал весьма впечатляющую характеристику Ёшида Котаро как величайшего мастера будо: «Мне хочется сказать несколько слов о моем учителе Ёшида Котаро, который с помощью специальных методов тренировки овладел невероятной техникой.

Несмотря на то, что он является наилучшим учителем боевых искусств в школе Такэда и, вдобавок, величайшим авторитетом в других искусствах, вся его жизнь была тяжелой. Он был непревзойденным мастером в области айкидо, кэндо (фехтование на мечах), дзюдо и сюрикэн-дзютсу (техника метания лезвий).

С другой стороны, это совершенно эксцентричный человек. Он всегда одет в традиционный японский костюм и носит с собой железный веер. Хотя у него есть дом, он предпочитает покидать его и жить своей собственной жизнью.

Он говорит: «Мое жизненное призвание состоит в чтении и написании книг и в занятиях боевыми искусствами». Если бы кто-нибудь сказал моему учителю: «Я заплачу Вам любые деньги, какие захотите, если Вы научите меня приемам каратэ», - он, наверняка, не стал бы обучать этого человека.

Если ученик не будет подходить ему как человек, Ёшида ничему не станет его обучать. Сегодня, когда он приближается к своему девяностолетию, хотя у него много последователей, и хотя многие из его учеников сейчас преподают каратэ в других школах, он по-прежнему живет в бедности.

Когда Ёшида был молод, он не знал поражений в схватках с представителями торидэ-дзютсу (техника болевых приемов, разновидность дзю-дзютсу), кэндо и дзюдо. Он всегда говорил, что боевые искусства предназначены для физической и психологической тренировки и дисциплинирования человека, а не для использования в качестве средств обогащения или удовлетворения тщеславия…

Я прочел множество книг и романов, посвященных боевым искусствам, но никогда не видел и не слышал о приемах, столь замечательных, как приемы моего учителя Ёшида. Можно сказать, что его мастерство и искусство были совершенными…

В качестве примера того, насколько в действительности превосходна техника этого человека, я сошлюсь на его способность ловить муху в полете парой палочек для еды. Это прием такого сорта, какой выполнить может лишь тот, чьи движения, техника и дыхание доведены до совершенства.

Если осенью, когда погода холоднее, и мухи сонные, это может быть не таким уж трудным делом, то в середине лета, когда мухи очень активны, поймать их таким образом – дело нешуточное. Несмотря на это, примерно до пятидесятилетнего возраста Ёшида выполнял этот трудный прием с необычайной ловкостью…

Говорят, что для того, чтобы отработать свой прием ловли мухи палочками для еды, Ешида повторил его около 300000 раз.
Сначала он поймал пчелу, привязал ее к столбу ниткой и упражнялся в ее ловле.
Когда он убедился, что может поймать пчелу, он поймал большую муху, привязал ее нитью и упражнялся на ней. Он также детально изучал повадки и особенности полета мух. После многих тысяч повторений он овладел ловлей мухи на открытом пространстве. Я читал о таких вещах в книгах, но Ёшида - единственный человек, которого я реально видел выполняющим этот прием, и это не говоря уже о многом другом».

Упоминает о мастере Ёшида Ояма Масутатсу и на страницах своего журнала «Гэккан пава каратэ» («Ежемесячник сильнейшего каратэ»; позже этот фрагмент был включен в книгу «Масу Ояма-но сэйкэн итигэки» – «Удар кулаком Маса Оямы»):
«Сэнсэй всегда ходил в традиционном японском костюме с длинными, спускающимися вниз волосами… Когда он приходил ко мне домой, то обязательно звал из прихожей: «Прошу выйти! Прошу выйти»! – а потом громко спрашивал: «Дома ли господин Ояма»?».

«Он производил впечатление очень страшного человека, - делится своим первым впечатлением от Ёшида наставник Кондо.
– Он очень четко произносил все слова, и от него веяло такой суровостью, что по всему телу проступал пот. Когда я с ним познакомился, то подумал: «Надо же, есть еще самураи»!».

По словам Кондо Катсуюки, сэнсэй Ёшида никогда не смеялся и не шутил и требовал неукоснительного соблюдения традиционного этикета. Даже когда его жене требовалось куда-то выйти из дома, она приходила к нему, опускалась на колени в поклоне и сообщала, куда направляется.

В то же время Ёшида Котаро был ученым, и его квартира была набита различными книгами. Книжные шкафы в ней высились от пола до потолка, и, казалось, что Ёшида живет на пятачке, который они оставляют ему в пользование. В библиотеке мастера было множество книг по сингаку - науке о богах-ками. На обложках некоторых из них, по-видимому, написанных самим мастером, значилось: «Ёшида Котаро».

«Возможно, это были папки с материалами, подготовленными мастером в период его работы в газетном издательстве», – предполагает Кондо Катсуюки. Однажды, когда Кондо опаздывал на тренировку, он воспользовался услугой такси, и потом, поскольку в те времена поездки на такси для японцев еще были роскошью, Ёшида гордо представлял его всем своим гостям со словами: «Этот парень ездит ко мне на такси»!

Вскоре после того, как Кондо стал у него учиться, мастер вручил ему лист цветного картона, на котором засвидетельствовал прохождение курса Дайто-рю под его руководством. Вручая этот сертификат, он сказал ему: «Вероятно, ты мой последний ученик»…

Очень немногое сохранилось до сегодняшнего дня от сэнсэя Ёшида. Но память о нем жива – не в предметах и документах, а в сердцах учеников. Так, наставник Кондо говорит, что Ёшида Котаро научил его чувству собственного достоинства, которым обязательно должен обладать последователь будо. Вероятно, этому научился у него и Ояма Масутатсу.

В своих воспоминаниях Ояма сообщает, что в 1962 г. получил от Ёшида письмо и был этому очень рад. Когда же он в 1966 г. узнал о его кончине, то подумал, не было ли это письмо знаком о том, что великий мастер Дайто-рю вручает японское будо его заботам?

Горбылев А. М.

Comments

No comments